?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ЦИТАТА из Набокова

Перечитываю  Набокова. В "Приглашении на казнь"наткнулась на фрагмент, который как-то совершенно не остел в памяти. Может, потому, что тогда была далека от кукол.
"... Пятнадцать лет было Цинциннату, когда он начал работать в мастерской игрушек, куда был определен по причине малого роста... Работая в мастерской, он долго бился над затейливыми пустяками, занимался изготовлением мягких кукол для школьниц, - тут был и маленький волосатый Пушкин в бекеше, и похожий на крысу Гоголь в цветистом жилете, и старичок Толстой, толстоносенький, в зипуне, и множество других, например: застегнутый на все пуговки Добролюбов в очках без стекол. Искусственно пристрастясь к этому мифическому девятнадцатому веку, Цинциннат уже готов был совсем углубиться в туманы древности и в них найти подложный приют, но другое отвлекло его внимание"...

Не правда ли, какая забавная идея - "мягкие" тряпичные русские писатели в кукольных образах.
Хотя, конечно, у Набокова  с его вселенной одухотворенных вещей, которые живут сами по себе, все сложнее...
А еще кукла появляется в повести "Король, дама, валет" : негр во фраке сидел между кроватями супругов Драйеров, и разделял их...
Да что кукла - в той же повести описан "автомат". Это описание - что-то вроде метафизического процесса превращаения"куколки" в "бабочку":
"...Еще в феврале синещекий изобретатель создал первый образец. Это был только грубый набросок, болванка, воплощение голого принципа, остов мечты. В большой пустынной комнате, где холодный электрический свет отливал лиловатым, как это бывает в ателье и лабораториях, произошло первое зачаточное представление. Изобретатель и Драйер стояли в углу комнаты и безмолвно смотрели. Посредине же, на освещенном полу, толстая фигурка, ростом в полтора фута, плотно закутанная в коричневое сукно, так что были видны только короткие, словно из красной резины, ноги в детских сапожках на пуговках, ходили взад и вперед механической, но очень естественной, поступью, поворачиваясь с легким скрипом на каждом десятом шагу. Драйер, сцепив руки на животе и улыбаясь исподлобья, в молчаливом умилении смотрел на нее, как смотрит чувствительный посетитель на ребенка, первыми шажками которого его угощает гордый, но на вид равнодушный отец. Впрочем, было заметно, что изобретатель взволнован: в такт движениям фигурки он слегка постукивал подошвой. "Боже мой!" - тонким голосом сказал вдруг Драйер, словно готов был прослезиться. Коричневая фигурка, похожая на ребенка, на которого сверху надели бы мешок, ступала, действительно, очень трогательно. Сукно было только для приличия. Потом изобретатель ее раскутал и обнажил механизм: гибкую систему суставов и мускулов и три маленьких, но тяжелых батареи. Самым замечательным в этом изобретении (и проступало это даже в первом грубом образце) были не столько электрические ганглии и ритмическая передача тока,-сколько легкая, чуть стилизованная, но почти человеческая, походка механического младенца. Тайна такого движения лежала в гибкости вещества, которым изобретатель заменил живые мускулы, живую плоть. Ноги первоначального младенца казались живыми не потоку что он их переставлял,- ведь автоматический ходок не диковина,- а потому, что самый матерьял, оживленный током, находился в постоянной работе, переливался, натягивался или ослабевал, как будто и вправду были там и кожа, и мышцы. Ходил он мягко, без толчков,- вот в этом-то было чудо, и вот это особенно оценил Драйер, относившийся довольно равнодушно к технической тайне, открытой ему изобретателем.
Но младенец должен был вырасти. Следовало создать не только подобие человеческих ног, но и подобие человеческого тела, с мягкими плечами, с гибким корпусом, с выразительным лицам. Изобретатель, однако, не был ни художником, ни анатомом. Драйер поэтому нашел ему двух помощников,- скульптора, чьи работы отличались особой легкостью, нежностью, слегка фантастической изящностью, и профессора анатомии, написавшего в свое время суховатый, но любопытный труд о самосознании мышц. Вскоре мастерская приобрела такой вид, будто в ней только что аккуратно нарезали дюжины две человеческих рук и ног, а в углу, с независимым выражением на лицах, столпилось несколько голов, на одной из которых кто-то раздавил окурок...
Он (Драйер) уже мог представить себе довольно ясно, как, в костюмах напоказ, за витриной, будут ходить туда и сюда искусственные манекены. Это было прелестное видение. Кроме того, дело было прибыльное. Уже в мае он дешево купил у изобретателя право на патент и теперь решал про себя, что лучше сделать: оживить движущимися фигурами магазин или же продать изобретение иностранному синдикату: первое было веселее, второе - выгоднее".

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
olgachib
May. 24th, 2012 08:26 pm (UTC)
Превосходно! Спасибо за набоковский "праздник слова", к тому же еще и кукольно-игрушечный.:-)
На днях перечитала в сотый раз сборник Весна в Фиальте. Кукол не было, но тоже очень хорошо...:-)
happydolls
May. 24th, 2012 09:42 pm (UTC)
Набоков у меня тяжело шел. Правда, давно это было. А тут - куклы. Спасибо!
amiancien
May. 26th, 2012 03:24 pm (UTC)
Есть стимул перечитать :)
Спасибо, Наташа!
r_tissot
May. 24th, 2012 09:43 pm (UTC)
Да, интересно с "мягкими" писателями, надо поискать, похоже не придумал )
amiancien
May. 26th, 2012 03:23 pm (UTC)
Вот-вот, я то же самое подумала! Вот как найдем плюшевого Пушкина, сделаем открытие в литературоведении :)
jumeau_2009
May. 25th, 2012 12:19 pm (UTC)
Спасибо большое! Неожиданно и очень интересно!
amiancien
May. 26th, 2012 03:24 pm (UTC)
Спасибо вам за интерес!
( 7 comments — Leave a comment )